Я вашу дочь того люблю из фильма

Я вашу дочь того люблю из фильма

Чувак с подвеской-черепом из "Бриллиантовой руки": — Мамаша! Я вашу дочь того. люблю.

Случай в деревне.

Жила-была девушка по имени Наташа в русской деревне в далекой Сибири. Ей было 16 лет. И был парень, который ее знал с 10 лет по имени Саша и было ему всего 17 лет.
Однажды жарким летом, когда все работы уже были сделаны, гуляла она по лесу, собирала ягоды да грибы для дома. И тут, вдруг, появился он, и без особого разрешения надругался над молодой девочкой. Сначала хотел взять ее силой, но он не знал, что в душе, она любила его горячо. И случилась у них любовь сильная. Прошло около недели, когда Саша, услышав наставления своих родителей, далее больше не мог терпеть такого стыда, и пошел он в дом к родителям Наташи, вместе с ней. Далее случились события о которых я хочу вам рассказать.

Придя домой, к родителям Наташи он, не боясь ничего, сказал: Я люблю вашу дочь Наташу, но я поступил неправильно, я взял ее силой, потому что всей душой своей и телом я Люблю ее, и теперь я прошу прощения у вас, у родителей моей любимой Наташи, и готов принять любое наказание от вас.
Отец выслушал его и сказал: Как же ты мог, надругаться над моей единственной и любимой дочерью, нет тебе прощения.
И сказал тогда Саша: если вы, родители, не разрешите нам быть вместе, то я не смогу дальше жить на этом свете, потому что я всегда был честным человеком, а теперь меня будто бес попутал, и я понимаю свою вину перед вами. Без нее мне жизни нет. Без нее мне дорога только в Ад.
И сказал отец, в сердцах: Иди в Ад. не прощу.
И взял тогда Саша веревку покрепче и пошел на гору, что над речкой. Привязал веревку к высокой ветке сосны, и сделал петлю. Нашел полено и встал на него. Помолился напоследок и всунул голову в петлю. И подкосились ноги под ним.
Долго ли коротко прошло времени, но подоспела Наташа со своим папой, и спасли они Сашу. не сразу, только поцелуй любимой спас его от смерти.
И сказал тогда отец: Прости меня сын мой. в сердцах я сказал тебе, что дорога тебе в Ад. не желал я тебе смерти такой. вижу любишь ты мою девочку и будьте вы вместе всегда.
И родилась у них девочка по имени Валентина, и жили они долго и счастливо и родили еще двоих ребятишек-парней.
Иркутская область, 1977г.

Мой сын положительно влияет на вашу дочь. У девочки совсем прошли прыщи.

Парень с огромным букетов цветов приходит к родителям своей любимой.
— Что тебе, Вася? — спрашивает отец девушки.
— Знаете, Николай Петрович, вот уже пятнадцать лет я люблю вашу дочь.
— Ты, случайно, не пенсию пришел требовать?

Уволили врача. С треском. За «нарушение, несоответствие и прочая, и прочая». Тихая спокойная женщина, всегда вроде была терпима и непоколебима, но тут сорвалась.
Обвал вызовов, сплошная поликлиника и острые приступы, консультации.
Вызов — двенадцатиэтажка, лифт дежурно не пашет, идем пешком аж на 11-й этаж. Поднимаемся, отдыхиваясь — вызывающая стоит у дверей, снимая нас на телефон, и задорно так комментирует «Вот так у нас «скорая» на вызов торопится».
Молча входим, не реагируя. Мадам живет одна, имеет стопицот жалоб на здоровье, без единой внятной, основная и любимая «плохо, чо непонятного?!».
Держит нас больше часа, требуя консультации по всем имеющимся, включая экзотические, заболеваниям, обязательного расписывания лечения и рекомендаций аж до старости — взамен периодически всплывают фамилии чиновников и прочих шапочно знакомых фсбшников, которым при отказе тут же будет отзвон. Уходим совершенно выжатые.

Следующий вызов — «потеряла сознание, не дышит». В другой конец района. Летим, толкаемся через пробки. Дворик «сталинки», толпа народа, труп старушки. Лицо синее, глаза багровые — черт его знает, может, инсульт, может — ТЭЛА [Тромбоэмболия легочной артерии], уже не сказать. Мы успеваем выйти из машины — к врачу подлетает дочь, плюет ей в лицо и вцепляется в волосы. Еле оттаскиваем, терпим ушат помоев на головы, прячемся в машине от разгневанной толпы. Долго ехали, хрен знает где нас носит, больше часа ждали, твари бессердечные, чтоб вас самих так…
Только отпустили с этого — повтор на тот же адрес, к предыдущей тетке, диспетчер по телефону «жалуется на качество помощи».
Едем, я матерюсь, врач странно молчит.
Снова подъем на 11-й этаж, снова мадам с телефоном и уже с подругой — в голос обсуждают нашу торопливость, нерадивость и безалаберность.
Вопрос «Повод к вызову?». Мадам, улыбаясь: «Да вашу бумажку я куда-то задевала, где вы назначения писали — напишите еще одну». Моя врач, тихая, милейшая женщина, делает шаг вперед и с размаху ей по роже. На весь подъезд раздается ее истошный крик: «ДА ПОШШШШШЛА ТЫ, ССССУКА!». Еле оттащил.
Знакомые чиновники у нее, оказывается, действительно были знакомыми. Уволили по статье, без права работы на СП вообще.
Уходя, криво улыбнулась: «Да и черт с ними. Работа, где с убийцами надо сюсюкать, а не морду бить — не для меня».
Задумался. А ведь реально, та мадам — убийца. Не будь ее с ее вызовом — мы бы успели к той бабушке. И к многим другим бабушкам, чьи жизни сожрали вот такие вот мадамы.
Они и сейчас живут. И вызывают. И отнимают ради своего быдляческого «Я» жизни у тех, кому мы действительно нужны.
Они так любят толковать про «врачей-убийц», надо же, как забавно…

Читайте также:  Не прошивается recovery через fastboot

В ТАНКЕ
В конце 50–х годов один молодой курсантик залез в танк.
Шли годы, менялась политика партии, да и сам курсантик мужал и рос по
службе.
Успел жениться, произвести на свет двоих мальчиков и девочку (от девочки
я и услышал эту историю). Менялась конструкция танка и его дислокация, а
танкист все продолжал сидеть внутри – всегда готовый честно выполнить
любой приказ Родины. Менялись генсеки, поддували ветры перемен, началась
и развалилась вместе с Советским Союзом перестройка, наступили безумные
90-е, но в танке все было по старому – так же пахло соляркой и белые
стены создавали в полумраке тот же привычный спартанский уют.
Неожиданно по башне постучали маленьким гаечным ключиком, танкист вылез
щурясь на свет и ему улыбаясь объявили:
— Товарищ полковник, освободите пожалуйста казенный танк. Все. С этого
дня Вы больше не командир нашего полка, а военный пенсионер. Разрешите
от имени и по поручению, проводить Вас из ворот части на заслуженный
отдых. Аплодисменты.
Командирский уазик последний раз подвез полковника к подъезду хрущевской
пятиэтажки, так он и заявился домой средь бела дня с грустными глазами и
бутафорской подарочной шашкой подмышкой.
Полковник был хорошим солдатом и честным командиром, он даже свою жену –
почтальона, стеснялся устроить прапорщиком в часть, хоть многие
офицерские жены сидели на хлебношерстяных должностях. На самые мелкие
просьбы супруги, он неизменно отвечал:
— И не проси, городок у нас маленький, слухи пойдут, я командир полка,
что обо мне подумают мои офицеры, если я притащу ватман из клуба? Нет —
это стыдно. Купим.

Даже свой старенький безколесый «москвич», за много лет, он так и не
отважился оттащить в автопарк, для переборки движка. А теперь уж и
поздно.

Пенсионер с двухдневным стажем сидел у телевизора, грустил и фантомными
болями переживал потерю своего любимого танка.
Безделье было очень непривычным состоянием, ведь еще пару дней назад, он
приползал с работы, чтобы только упасть и налету уснуть до неожиданного
появления посыльного из штаба, а теперь сиди у «ящика» и ни одна собака
тебе даже не позвонит. Конечно же, командир полка знал, что рано или
поздно так и будет, но не ожидал, что это будет так.
Наконец вернулась с работы жена с дочерью, сварили супчик на скорую
руку. Сели ужинать.
Полковник, без аппетита болтая ложкой в тарелке, сказал командирским
тоном:
— Я присмотрелся, к вашему хозяйству – кругом один бардак, включаю
чайник — вылетают пробки! Вы бы давно или выбросили его или мне сообщили
о поломке.
Жена и дочка переглянулись.
Полковник продолжал:
— И этих гавриков что-то не видно, хоть бы внуков привезли порадовать
деда, знают же что я теперь дома сижу. Послушайте, что вы мне тут
наварили. На хрена мне ваш жиденький манный супчик!? Я не язвенник и
не на диете, я здоровый мужик и мне нужно жареное мясо!
Жена и дочь опять переглянулись. Жена:
— Это ты серьезно насчет мяса?
— Ну да.
— Так неси мясо, я кину на сковородку, дело пяти минут.
Полковник обижено сорвался из-за стола, метнулся в кладовку к
холодильникам и тут же вернулся еще злее прежнего:
— Хозяйки вашу мать, а что это у нас происходит? В холодильниках шаром
покати, зачем спрашивается, я вам купил целых два холодильника, чтобы в
одном лед, а в другом горчицу холодить!? У вас сисек больше чем мозгов,
в доме две бабы, а одного мужика нормально накормить не в состоянии! Я
человек неприхотливый, могу на голой земле спать и одну тушенку жрать,
но есть же какие-то вещи!
Жена:
— А ты действительно так одичал за тридцать лет в своем танке, или
прикидываешься?
Если прикидываешься, то послушай, как устроена жизнь снаружи: Чайник наш
не сломанный, просто с этого дня прежде чем его включить, выруби
калорифер. Пока ты у себя на учениях организовывал танковые клинья, к
нашему дому из части протянули толстенный кабель, вот свет и не
вырубался никогда. А теперь, когда ты в отставке, его и смотали за
ненадобностью, так что-либо обогреватель, либо чайник.
Ты ждешь в гости внучат? Какая прелесть. Дед, ты серьезно думаешь, что
дети после работы почти каждый день через весь город волокли на автобусе
внуков, только для того чтобы ты им на коленках лошадок устраивал!? Ты
что не видел, с какими сумками они от нас уходили?
— С какими сумками.
— Да ты хоть представляешь, что теперь делается в магазинах, и какие там
цены? Твоей огромной пенсии хватит только на кило не самых дорогих
сосисок. Завтра сходишь за хлебом, сам поймешь.
Полковник удивленно хлопал глазами.
Жена продолжала, но уже более ласково:
— Бедный мой полковник, Ты, правда, не в курсе, что уже много лет, почти
каждый день, пока ты был на службе, к нам приезжал солдатик на ЗИЛке и
под завязку догружал наши холодильники?

Читайте также:  Работа день через два

Танкист сгорбился, опустил глаза и молча принялся хлебать манный супчик.

В 1986 году на экраны Советского Союза вышел выдающийся фильм «Курьер», снятый по одноимённой повести Карена Шахназарова. Главные роли исполнили замечательные актеры — Анастасия Немоляева и Фёдор Дунаевский. Тем, кто смотрел фильм, навсегда запомнились гениальные сцены, где Иван и Катя исполняют песню про Козла, решают, что делать вдвоем в темном подвале; Иван пьет одеколон, а Катин отец вопрошает: «Мы, наше поколение, желаем знать, в чьи руки попадет воздвигнутое нами здание»…

Давайте вспомним некоторые кадры и цитаты из этого потрясающего своей простотой и атмосферой советского времени, фильма:

— Вам кого?
— Вас.
— Меня?
— Да. Я учился с вами в первом классе и с тех пор люблю вас.
— В первом классе я училась в Ленинграде. Папа там работал.
— А-а… Значит, это были не вы.

— А вот у тебя какая мечта?
— Пальто купить.
— На, держи. И мечтай о чём-нибудь великом.

— Снимайте ботинки и идите.
— Носки тоже снимать?
— Носки можете оставить.
— Дайте тапочки…
— Нате…

Кузнецов: Катя, проводи молодого человека до дверей.
Иван: Спасибо, я не тороплюсь. Я, знаете, с удовольствием выпил бы чашку чаю и слопал бутерброд с сыром.
Катя: Ну, я же говорила, что он сумасшедший.
Иван: А что здесь сумасшедшего? Я же не прошу у вас сто рублей взаймы.
Кузнецов: И на том спасибо.
Иван: Человек голоден и просит чашку чаю и кусок хлеба. Что здесь такого?
Катя: Да, вообще-то…
Кузнецов: Катя, пожалуйста, проводи молодого человека на кухню и дай ему стакан чаю. И бутерброд.

Иван: А ты ничего. Ну, фигура… Ноги там…
Катя: Это — в маму. У нее тоже ноги длинные.
Иван: Интересно было бы посмотреть.
Катя: Она попозже будет.

— А на что семью содержать будете?
— Трудности нас не пугают. Работать будем. Я немного пишу
— Да-с, и что? Интересно было бы послушать.
— Ну, вот, из последнего:
«Я памятник себе воздвиг нерукотоворный.
К нему не зарастёт народная тропа…»

Мальчиков у нас действительно дефицит, но не до такой же степени.

Иван: Дарвин тоже плохо начинал, а как кончил.
Мама: Да ладно, ты не Дарвин!

Основной принцип моего существования — служение гуманистическим идеалам человечества.

Я смотрю телевизор и хорошо знаю современную молодёжь. У нас замечательная молодёжь.

Макаров: Да, такой штукой по голове — это не шутка. До крови можно разбить.
Иван: Ну, если с большой высоты — конечно до крови!
Зиночка: А может, и не до крови.
Макаров: Как это не до крови?! Да таким дыроколом убить можно!
Иван: Ну это вряд ли.
Макаров: Да ты подумай! Если им со всей силы и по башке! А?!
Зиночка: Дайте мне посмотреть… Ну если со всей силы — можно убить.

Читайте также:  Xeon x5675 материнская плата

Заполни анкету и напиши автобиографию:

«Я родился в провинции Лангедок в 1668 году. Мой род, хоть ныне и обедневший, принадлежит к одним из самых славных и древних семейств королевства. Мой отец, граф де Бриссак, сражался в Голландии в полку господина Лаваля, был ранен копьем при осаде Монферрата, на стенах которого он первым водрузил королевское знамя. До 17 лет я жил в родовом замке, где благодаря заботам моей матушки баронессы де Монжу был прилично воспитан и получил изрядное образование. Ныне, расставшись со своими дорогими родителями, дабы послужить отечеству на поле брани, прошу зачислить меня в роту чёрных гвардейцев его Величества».

Мама: Я подыскала тебе место.
Иван: Надеюсь, не ниже замминистра.
Мама: Почти. Курьер в редакции «Вопросов познания».
Иван: С детства мечтал стать шестеркой.
Мама: В таком случае можешь считать, что тебе повезло.

— Зинаида Павловна.
— А меня зовут Иван Пантелеймонович.
— Простите, а вашего отца зовут Пантелеймон?
— А что здесь такого?

— Так форточку-то открывать?
— Не надо, и так полегчало.

Макаров: Чего смеешься?
Иван: Да так. Вы сказали «старина»… Меня так отец называет.
Макаров: Все мы в чем-то отцы.
Иван: Это конечно. Только он с нами уже давно не живет.
Макаров: Сочувствую.
Иван: Кому? Ему или нам?
Зиночка: Наш человек.

Иван: Принципы самые несложные. Хотелось бы иметь приличный оклад, машину, квартиру в центре города и дачу в его окрестностях. Да, еще… Поменьше работать.

Кузнецов: Материальные блага необходимы, и в этом нет ничего предосудительного. Но все же надо заслужить их, то есть приложить какие-то усилия, и усилия немалые…
Иван: Какую мрачную картину вы нарисовали. Тогда уж лучше без машины… Лучше пешком ходить.
Кузнецов: Вот! Именно. А иначе, мой юный друг, никак, никак не получится!
Иван: Ну почему же? А если жениться? Ну, к примеру, обольщу вашу дочь, женюсь на ней — и дело, можно сказать, в шляпе.

У вас и связи имеются и денежки водятся! Не захотите же вы сделать несчастной жизнь единственной дочери. Найдете же вы возможность и в институт меня пристроить, и тепленькое местечко выхлопотать, и квартиру постараетесь купить. А?! Агнесса Ивановна?!

— Поехали кататься?
— Не могу — мне надо папку отвезти.
— Отвезёшь. Покатаешься и отвезёшь…

— Что будем делать?
— Целоваться.

Ко мне нельзя, у меня тётка с семьёй в гости с Таллина приехала. Голова идёт кругом от этих провинциалов.

— У моей мамы тоже красивые ноги.
— Интересно было бы посмотреть!

Зиночка: Степан Афанасьевич, какое у вас самое заветное желание?
Макаров: Ну… Чтобы в Московской области атмосферное давление не падало ниже 740 градусов.
Зиночка: Это еще зачем?
Макаров: Рыба лучше клюёт.
Зиночка: А вот я бы загадала желание, чтобы выйти замуж за японца.
Макаров: Почему за японца-то?
Зиночка: У них технология самая передовая.
Макаров: А грузин тебя не устроит? А то у меня есть один знакомый!
Зиночка: А ты, Вань?
Иван: А я мечтаю, чтоб коммунизм на всей земле победил.

— А ты где учишься, Иван?
— Нигде.
— Работаешь или будешь поступать?
— Куда ж поступать с моей анкетой? Я 5 лет оттрубил.
— Где оттрубил?!
— В зоне. 5 лет отсидел. От звонка до звонка. У тебя спиртяги нет?
— Что?!
— Спирта, говорю, нет?
— Нет, спирта нет.
— Угу… А одеколон у вас водится?
— Не знаю, может быть у папы… Духи есть!
— Наши или импортные?
— Французские.
— Не люблю я французкое… Ну ладно, давай тащи!

А можно я вас буду папой называть?

Иван: Может, поцелуемся?
Катя: С какой это стати?
Иван: Ну так… Что ты, развалишься?
Катя: Развалиться, конечно, не развалюсь, но целоваться с тобой не буду. У меня принципы.

Иван: По мне, ничего нет лучше обычного древесного спиртяги…

Иван: Я сочиняю стихи, Семен Петрович.
Кузнецов: Что ж, по-моему, недурно. Что-то напоминает, правда… Или стиль такой старомодный. А в общем, очень недурно.

И сни-и-и-и-ится нам не ро-о-о-окот ко-о-о-о-осмодро-о-о-о-о-ома… не э-э-э-эта голубая тишина-а-а-а…
А сни-и-и-и-ится нам трава, трава у доо-о-о-ома, зелё-о-о-о-оная, зелё-о-о-о-оная траваа-а-а…

Читать повесть Карена Шахназарова «Курьер».

Ссылка на основную публикацию
Этапы создания цифрового видеофильма
Этап 1. Подготовительный этап (обсуждение деталей проекта) На этом этапе наш представитель по желанию заказчика и в удобное для него...
Что такое фулл версия
Full HD (Full High Definition) — разрешение 1920×1080 точек (пикселей) и частотой кадров не менее 24/сек. Это маркетинговое название было...
Что такое центральный процессор в компьютере
Информация о процессоре компьютера, его значении, технологии изготовления, а также о характеристиках, которые необходимо учитывать при его выборе и приобретении....
Это видео изъято из публичного доступа
СКАЧАТЬ: https://yadi.sk/i/vtHe5ioG3M7d4w Перевод: Елена Танасенко vk.com/spoiled_milk Редактор: Артём Ионов vk.com/ionoff24 Субтитры: Андрей Танасенко vk.com/atanasenko Группа ВК: vk.com/allstandup СКАЧАТЬ: https://yadi.sk/i/Q7_UGh7P3Lsetf Перевод:...
Adblock detector